Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Fullhouse

Эта история снова про #андропова31.

Собственно, за последние сутки (уже чуть больше) тут произошло много интересных вещей. А мораль, наверное, в том, что чуть больше ответственности никогда не помешает. И что друзья ---это здорово.

Collapse )

Прогулка из Переяславля в Переславль, или Pleshcheyevo Challenge (1/2)

Тропинка стала более удобной. В отличие от последних получаса, она шла по небольшой насыпи, и под ногами было сухо (правда, мои городские туфли все равно уже были мокрыми изнутри). Изредка я проваливался в какие-то дырки, не видные из-за темноты, но мне повезло - ни в одной дырке я не подвернул ногу, как мог бы. Просека, прямая, как луч недавно взошедшей луны, уходила впереди и сзади в бесконечность - докуда видит мой не очень ночной глаз. По сторонам от неё росли тёмные ели и ненамного более светлые ивы, а сама просека, сделанная Бог весть когда, заросла ивами и кустарниками. И травами в человеческий рост, по которым были щедро рассыпаны зелёные светодиоды светлячков. К полуночи выпала роса, и офисные штаны мои тоже промокли, но тёплое июльское лето замерзнуть не давало, и я шёл вперёд, испытывая дискомфорт в основном только от пожиравших меня голодных лесных комаров. Едва заметная в темноте тропинка вилась и вилась по просеке, и конца ей в обозримом будущем не предвиделось - честно говоря, я не до конца представлял, где именно нахожусь, и старался рассчитывать на худшее - что мною пройдена меньшая часть лесного отрезка. Поэтому я был приятно удивлён, когда просеку под прямым углом пересекла неплохо накатанная автомобилями грунтовая дорога. Неужели грёбаное бездорожье наконец закончилось?!

Последняя неделя июня оказалась для меня довольно напряжённой. На работе я писал симуляцию стратегии - многомного кода в sql и sas - и отчаянно не успевал. Эта монотонная, хоть и интересная работа велась мной в одиночку, хоть и при постоянных обращениях к коллегам за отсутствующими в бедной документации сведениями, и к вечеру я довольно сильно упарывался ею - весь вечер, а иногда и ночь потом мне грезились, перебивая нормальные мысли, просрочка 30+, долговая нагрузка, ожидаемые чистые потери по кредиту, чудились долгие запросы к серверу и пристраеваемые к неуклюжему sas  костыли макросов. Я уже больше не владел этой задачей - она владела мной. Недостаток знаний и навыков я пытался компенсировать глубоким погружением в работу, но производительность оставалась низкой, а мозг был забит задачей, как бывают забитыми мышцы, и не мог сконцентрировать внимание ни на решабельных ее подзадачах, ни на чем-то другом. У меня складывалось устойчивое ощущение, что я не вполне присутствую в своём теле и голове и вообще в этой реальности. А работа требовала быть законченной к концу недели. Что, конечно же, не осуществилось. Просмотренный в пятницу вечером фильм помог немножко слить накопившийся в голове за неделю мусор, но ощущения присутствия в самом себе не вернул. В субботу я отменил наметившееся времяпрепровождение с друзьями - это была их движуха, их радость, меня бы там не было, даже присутствуй я физически. Единственным известным мне годным способом навести порядок в голове и теле было осуществить что-то, что задумал я сам. В одиночку. После не очень долгого копания я точно знал, чего мне хочется - съездить в Переславль и обойти Плещеево озеро. Но всё утро ушло на страдание какой-то чешуйнёй, и на освещенном ярким солнцем Ярославском шоссе я стоял только в четвёртом часу дня.

IMG_20150704_170304[1].jpg

Дорога от Королёва до Переславля заняла два с лишним часа и четыре попутки. Первым меня подвез до Правды азербайджанец с грузом овощей на своих Жигулях. Он пожаловался мне на нелюбимую работу - гораздо с большим удовольствием он бы занимался сельским хозяйством, а не продавал овощи; а ещё он признался, что, увидев бородатого меня на обочине, он принял меня за кого-то вроде священника. Последним меня вёз весьма интеллигентный таксист (бесплатно!), сбежавший в Переславль от московского шума и суеты и недовольный тем, что этот маленький город делается всё более похожим на столицу. У меня сложилось впечатление, что большинство водителей подбирают попутчиков, чтобы пожаловаться им на что-нибудь. Впрочем, это не делает их менее любезными. В любом случае, до Переславля за два часа я вряд ли добрался бы иначе.

IMG_20150704_180444[1].jpg

Старинный городок Переяславль (это потому что он перенял славу у какого-то ещё более древнего города типа сожженной татарами Рязани), родина Александра Невского и место отдыха юного Петра Алексеевича, встретил меня буквально с музыкой. В центральном городском парке шли празднования, посвящённые, кажется, дню молодёжи. Заглянуть туда было бы прикольно, но я решил, что не для того ехал 150 километров от Москвы, чтобы болтаться в городе, и, посмотрев для порядка на местные храмы и крепостной вал и закупившись едой в универсаме, двинул по центральной улице на север. Я ещё не очень хорошо представлял, что буду делать. Идея обхода вокруг восьмикилометрового Плещеева озера справедливо представлялась сомнительной. Но хотя бы до окрестностей Синего камня дойти хотелось.

Путь мой лежал по узенькому шоссе мимо города, мимо монастыря, через залитые вечерним уже солнцем поля, к берегу озера.

IMG_20150704_190744[1].jpgIMG_20150704_191622[1].jpg

IMG_20150704_190720[1].jpg

Озеро выглядело впечатляюще даже издалека. Широкое, километров восемь, искрящееся от солнца, могучее. Но самое главное - над озером реяли десятки воздушных змеев! Это были кайт-сёрферы - может быть, самое крупное их сообщество в России. Подойдя поближе, я увидел их лагерь - палаточный городок на километр вдоль побережья. Это был самый крылатый город, который я когда-либо видел! Воздушные змеи, палатки, доски... И много счастливых людей, приехавших сюда, чтобы погонять на крыльях ветра по водной глади. Я, наверное, очень забавно смотрелся среди них в своем офисном прикиде. Вблизи лёгкие паруса кайтов справедливо казались могучими; они словно готовы были унести своих владельцев ввысь при первой же возможности. Ну как тут не вспомнить замечательную песню!



IMG_20150704_193338[1].jpgIMG_20150704_192827[1].jpgIMG_20150704_192544[1].jpg

IMG_20150704_192556[1].jpg

Я постоял на берегу, поглядел на кайт-серферов, и решил, что когда-нибудь тоже приеду сюда покататься на доске. И пошёл вдоль лагеря, вдоль озера, к заходящему солнцу и Александровой горе. В горе этой не было ничего примечательного, кроме того, что она была самой высокой точкой в здешних плоских окрестностях; с неё было видно всё озеро, и Переславль, неожиданно далекий, и деревни на противоположном берегу, и леса, покрывающие западный край озера. С неё был виден горизонт, таким, какой он должен быть - очень далёким и очень прямым. Горизонтальным. Разделяющим небо и землю ровно напополам. Это очень правильная гора, и так думал не только я. Много сотен лет назад здесь было языческое капище. Основным ритуальным объектом был Синий камень - здоровенный валун, сидящий на вершине горы. Сидящий - потому что он явно был одушевленным для наших предков, и они взаимодействовали с ним, как умели (и как, наверное, не умеем мы). Тысячу лет назад, когда в эти края пришло христианство, камень погрузили на сани, чтобы увезти ненавистного идола по озерному льду. Но сани провалились и утонули, и камень остался в этих краях. Правда, на дне он долго не лежал - камень постепенно выполз из озера и устроился на берегу, где ему продолжают поклоняться и по сей день.

IMG_20150704_194238[1].jpgIMG_20150704_194132[1].jpgIMG_20150704_194334[1].jpg

Но на вершине горы, откуда я смотрел на окрестности, стоит крест. А в принципе, не важно, что там стоит - важно, что с этой горы видно. И я смотрел - на ландшафт, на кайты, кажущиеся отсюда стайкой мотыльков, на небо. В голове постепенно восстанавливался порядок.IMG_20150704_194257[1].jpg

Продолжение здесь.

Вуокса (1/3)

Дисклеймер. История это откровенно скучная; ни в какое сравнение с прошлогодним сплавом не идёт. Перед вами длинный рассказ, наполненный ненужными подробностями и убогими философствованиями. Думаю, что он не будет интересен, за очень редким исключением, даже "своим".

Началось всё в прошлом году. Вообще, мне кажется, всё важное, что со мной происходит, началось в прошлом году. Наверное, просто таков мой индивидуальный темп сглаживания (экспоненциального?) жизни, с которым произошедшие события перековываются в моё настоящее. Может быть, хорошей идее тоже нужно девять месяцев, чтобы созреть. По крайней мере, этой понадобилось именно столько.
Пока я жил в Питере прошедшим августом, я успел поездить и до Орешка на востоке, и до Выборга на западе, и и там, и там меня поражали местные озёра - хотелось поплавать по их зеркальной глади на лодочке, провести так дни и недели, немножко забыть о цивилизации, представителем которой я в те дни являлся. Это была всего лишь хотелка, но тогда я уже немножко умел воплощать хотелки в жизнь.
Чуть более чётко хотелка оформилась зимой, когда я рассказывал о ней Кате - тогда я решил, что хочу покататься по Ленобласти в мае этого года. Мораль: если вы хотите сделать свои мечты реальностью, не бойтесь хотя бы рассказывать о них - это помогает мечтам обрести плоть. Катя со мной плыть не захотела, но каким-то пока мной не осознанным образом идею поддержала. Далее дело оставалось за малым: найти лодку и прочую снарягу. И тут помогла удача: один бородатый Дима проболтался, что у другого бородатого Димы есть надувная байдарка. Таким образом, время, место, субъект и предмет действия были определены, оставалось добавить чуточку организаторских способностей, чтобы объединить всё это.
Четверг, 30-е апреля, вечер, а точнее, уже 2PM следующего дня. Давид возвращается домой по Строгинскому мосту на скейте, читая по пути психологические тексты в ЖЖ. Не знаю, зачем это, просто бэкграунд.
Пятница, первое мая, утро.
Давид снова едет на Щукинскую и встречает там Димаса и его жену Катю. Они встали рано утром в выходной с единственной целью - дать Давиду мастер-класс по байдарке. Побольше бы таких людей! На таращащихся глазах Давида они разворачивают лодку на крутом щукинском берегу, и после короткой инструкции и демонстрации Давид уже описывает круги по воде. Вроде бы ничего сложного. Лодку сдувают обратно, и Давид запихивает её в сумку (вроде бы это самое сложное). Ещё нет и 12 утра, а самый главный тест на осуществимость сплава пройден: плыть на байдарке Давид может. Остальное - это уже детали имплементации. Потом Дима с Катей и Давид зачем-то пешком пёрлись на Октябрьское поле, где есть туристический магазин, в котором нам вздумалось купить герму (да, тут я задолбался писать в третьем лице), и, несмотря на дождик, прогулка получилась хорошей, ибо интеллигентный трёп - это не просто трёп, а интеллигентный. И да, спина привыкла к весу байдарки.
Остальной день прошёл в попытке сделать домашку по машинному обучению, домашних обязанностях, сборе вещей и препирании с мамой, которой вздумалось меня не пускать никуда плыть, ибо опасно.
Под вечер, наконец собравшись (лодка в одном, огромном, рюкзаке - за спину, всё остальное, в другом - на живот), я уже настолько утратил чувство реальности, что смотался на электричке в Королёв и обратно. И пока я ехал на электричке, я понял, что путешествие меня уже накрыло - не хотелось ни читать или ботать что-то (как это со мной бывает обычно в общественном транспорте), ни даже спать, а хотелось просто тихонько сидеть на рюкзаке и медитировать. А это значит, это значит, что все городские проблемы уже вытеснены из головы, и там осталась блаженная пустота, которую можно посвятить созерцанию природы и всему такому.
Вернувшись из Королёва, я сел на автобус - о эти блаженные автобусы Москва-Питер, на которые можно купить билет в самый последний момент даже на майские праздники, и которые берут сколько угодно багажа, вам хвалу возношу я! Тогда я ещё не знал о трёх мудростях, о которых речь пойдёт чуть позднее. Тогда я сел в своё кресло и заснул под шум дороги и ливня с ещё более сильным ощущением предстоящего Приключения. Автобус всегда был для меня самым романтичным видом транспорта, а тут - ночной автобус в Питер, да ещё с таким интересным грузом, как байдарка!
Суббота, утро.
Первой мудростью был тот факт, что междугородние автобусы ходят не по расписанию, а как хотят. Поэтому вместо указанных семи утра в Питер я приехал ближе к девяти. Было очень странно проснуться и увидеть проплывающие за окном вполне питерские дома. Это было похоже на волшебное перемещение. Поезд почему-то не создаёт такого же эффекта - то ли он привычнее, то ли дело в том, что на поезд билет покупается заранее. Я в Питере, в городе, куда со своими приключениями не ездят! Впрочем, весь мой путь через этот город проходил от Московского вокзала к Финляндскому - выйдя из автобуса, я пулей бросился к метро, в надежде успеть на экспресс в Выборг. Успел.
Электричка шла полтора часа через дождливый и всё более северный ландшафт, а я сидел в углу вагона на рюкзаке, читал Канемана, грыз орехи, и думал, что неплохо было бы, если бы ко мне подсел ещё какой-нибудь походник, и мы бы обсудили походные дела. Но никто не подсел, и я продолжал читать. Через пятнадцать минут после моего прибытия в Выборг оттуда отходил автобус на Каменногорск, куда мне хотелось успеть пораньше, ибо второй день майских, а я всё ещё не плыву! Впрочем, автовокзал был рядом с железнодорожным, и 15 минут должно было хватить выше крыши. А в Каменногорске можно будет закупиться разными ништяками, которые я забыл взять в Москве.
Выйдя из электрички, я выдохнул с радостью - маленький почти-финский городок Выборг выглядел узнаваемо и очень мило моему сердцу. Первым, что я увидел непривычного, была вышка, вершину которой на полном серьёзе закрывали облака, настолько сырой была погода. Вторым был мой одногруппник Никита, также выходивший из электрички.
Воистину мир чертовски тесен! Мы немножко потрепались с Никитой, стоя в очереди на выход. Да, вторая дорожная мудрость: на периферийных, но гордых электричечных станциях на время полагаться также не стоит. Со всей станции был выход через одну какую-то маленькую калиточку, и все эти пятнадцать минут я стоял в очереди к этой калиточке. Потом бегом - реально бегом, с двумя рюкзаками - полетел на автовокзал. Нужного автобуса не было. Я начал было паниковать, но меня тут же ухватил местный бомбила и предложил доехать в Каменногорск на его микроавтобусе. И тут вступила в силу третья мудрость - стоит хорошо представлять, куда ты хочешь доехать. Я собирался выйти из автобуса на остановке (которая наверняка в центре Каменногорска), дойти до ближайшего магазина, а потом - до ближайшего берега. А на вопрос водителя, куда меня высадить, я ответил "Не думал.. поближе к реке". И после получаса езды вверх-вниз по местным горочкам, мимо уже конкретно северных лесов, погружённых в туман, я был высажен перед мостом через Вуоксу, не доезжая до Каменногорска. Приключению суждено было начаться прямо здесь, а ништяками - остаться некупленными.
(без названия)IMG_20150502_130109.jpg
Серое низкое небо; единственное, что радует - облака неоднородно серые, и есть какое-то движение. Серая широкая река, более широкая, чем я ожидал. Спускаюсь к воде, достаю из одного рюкзака лодку, долго накачиваю. Под мостом река покрыта рябью; это хорошо, значит, наверное, течение будет неплохо подгонять меня. По берегам - леса; в направлении моего движения река уходит далеко, достаточно далеко, чтобы дальние её берега были плохо различимы сквозь лёгкий дневной туман и оттого загадочны. Мне казалось очень странным и невероятным то, что я делаю: в считанные часы забраться практически на край света (до Финляндии там считанные километры, а это как минимум граница России с Европой), и серьёзно в одиночестве надувать лодку, с таким видом, как будто я делаю это каждый день.
(без названия)(без названия)
Мимо прошли два рыбака, спросили у меня, как дела. Я понял вопрос со второго раза, и ответил, что пока ноль. Рыбаки уходят. Я вытряхиваю все вещи из рюкзака, заворачиваю их в пакетики. Самые ценные пакетики - со сменной одеждой, документами, спальником - я кладу в гермомешок. Остальное - в рюкзак, рюкзак - в чехол от лодки, чехол - в карман, карман привязываю на условной корме, и сам сажусь сверху. Аккуратно спускаю лодку в реку, отталкиваюсь от берега, и потихоньку плыву. Ощущение примерно такое же, словно оторвался от земного шара и вышел в невесомость.
Грести оказалось просто и интуитивно - проще, чем ехать на роликах, например. Гребок вправо, гребок влево, плывём приблизительно прямо. Не хотим - не гребём, всё равно плывём, только лодка быстро разворачивается, если её не контролировать. Течения практически нет, правда, а гребу я со скоростью неторопливого пешехода, но будем надеяться, что всё ещё исправится, и течение будет мне помогать. Берега проплывают мимо достаточно быстро, чтобы они не успевали мне надоесть. Мостик, по которому унеслась от меня маршрутка, постепенно уходит вдаль, и я, в отличие от сплава на плоту, могу контролировать, с какой скоростью! Несильный ветер дует в лицо, но это, наверное, везение - если бы он дул вбок, волны бы раскачивали лодку, и это было бы некомфортно. А так она длиннющая, человек на двух-трёх, а я сижу на корме, и мне хорошо.
Почему, кстати, я поплыл один? Во-первых, чтобы не размывать общением впечатление от своего первого более-менее полноценного сплава (не считая плотов). Во-вторых, потому что рядом с профи мне было бы некомфортно (приятнее же самому принимать решение), а за чайника я, не имея ровно никакого опыта, отвечать не готов. Ну и вообще, гребля - занятие медитативное, и товарища пришлось бы развлекать разговорами, а таких напарников, с которым слова не очень нужны, ещё поискать надо. И, наконец, в одиночестве можно позволить себе роскошь ничего не планировать, а просто плыть, как плывётся. Что я и делал.
Я сел описывать сплав через две недели после того, как отправился в него, и, видимо, зря - надо было сразу же. Потому что сейчас очень сложно воспроизвести всё то, что я переживал в процессе. Наверное, снаружи это выглядело не очень интересно - я просто сидел на рюкзаке и шлёпал вёслами по воде, немножко забрызгивая в лодку, и продвигался вперёд. А мимо меня проплывали северные берега - ёлки, берёзы, прибрежные травы и камни, поросшие мхом. Вёсла создавали размеренный шум, но если перестать грести, то можно было услышать, как на обоих берегах поют птицы. В какое-то время сверху начал накрапывать дождик, но я двигался, мне было относительно тепло и не очень мокро, и действительно весьма комфортно. Изредка мимо проплывали рыбаки на лодках, но мы никак не взаимодействовали. Рыбачилось им видимо, неплохо - в какой-то момент я наблюдал, как они снимают с удочки довольно крупную рыбёшку. Над рекой кружились редкие чайки, и им, наверное, тоже рыбачилось неплохо. А я грёб, смотрел по сторонам, и понемножку рефлексировал.
Само движение по реке оказалось похожим на движение на плоту - медленное, плавное, но уверенное, от мыса до мыса, с не вполне определённой скоростью (вода одинакова), понятной только через ориентиры на берегах. А к берегам я, как правило, не приближался слишком сильно; посреди реки было комфортнее. Через некоторое время мост, от которого я стартовал, ушёл из обзора, а впереди показался широкий разлив реки с кучей островков и островов.  Плавать между островами - самая что ни на есть романтика, ура! Я почувствовал себя практически моряком. Много маленьких островочков, поросших лесом, каждый - отдельная маленькая земля; на них, наверное, можно жить, ловить рыбу...
(без названия)
И ещё уходящая вперёд река, широкая, действительно напоминающая о море. Приближаясь к этому чуду, я включил смартфон (для звонков в кармане была древняя неубиваемая и непотопляемая Nokia), и поглядел на карту. Вроде всё понятно, плыть прямо. И я погрёб между островами. При слове "грести" представляется какой-то тяжёлый труд, но когда ты один в надувной лодке, это довольно расслабленное занятие. За весь сплав у меня не особо устали руки и даже не натёрлись, вопреки опасениям, мозоли (возможно, потому что я взял правильные перчатки).
Парочка островов осталась позади, а дождик не прекращался, и где-то часа через три после старта я начал замерзать. У берега очередного острова валялись замечательные валуны высотой в несколько метров, и я решил подплыть поближе, полюбоваться на них. А подплыв, я увидел, что сам островок, сделанный также из камней разного размера (север такой север!), достаточно симпатичен, чтобы на нём можно было развести костерок, погреться и перекусить. Есть хотелось особенно - нормально позавтракать ни в Питере, ни в Выборге, я не успел.
IMG_20150502_164729.jpg
Сказано - сделано. Я уткнулся носом в траву, вышагнул из лодки на камни (слава резиновым сапогам), вытянул байдарку чуть ближе к берегу и отправился исследовать остров. Выглядит он как-то так. Камни, мох, берёзки. Тупо камень, покрытый мхом, вместо почвы - в моё сознание это укладывалось плохо, и потому сразу веяло чем-то былинным. Ветер к тому времени усилился, серые разнородные облака летели по небу довольно быстро, и дождь зарядил чуточку интенсивнее. Я искренне порадовался тому, что вышел на берег именно сейчас. Достал топор и пакет с едой и сухим спиртом, взял несколько довольно влажных веточек и щепочек и относительно сухих листьев, вынутых из-под камней, и попытался всё это дело запалить. Не получилось. Некачественные и, кажется, немного сырые спички зажигались и тут же гасли. Я полез за единственной зажигалкой (какая-никакая, а предусмотрительность), и попытался зажечь сухой спирт ей. Не загорелся. Да что ж такое! Последующие полчаса я провёл, пытаясь добыть самое сухое топливо, которое присутствовало на островке, и запалить его с зажигалки, поставив газ на максимальную мощность. Закончилось всё это тем, что костёр так и не разгорелся, а газ в зажигалке, похоже, начал заканчиваться. Тем временем ветер стал совсем сильным, и зажечь не удавалось вообще ничего. На реке поднялись неплохие волны, которые начали биться о камни, и я окончательно почувствовал себя на море. Главной заботой, впрочем, было вытянуть лодку ещё дальше на берег и привязать к берёзе - я наслышался о том, как у людей они уплывали. Потом я спрятал костровые принадлежности и мешок с едой под камень от дождя. Я чувствовал себя Робинзоном-неудачником. Конкретным таким Робинзоном на вовсе не тропическом острове.
IMG_20150502_165120.jpg

С горя я сначала поел печенья, а потом открыл и съел с ножа банку холодного риса с тушёнкой (ложка была одним из забытых предметов, а вырезать свою было влом). В сытом состоянии я чуть успокоился, и видя, что ветер не особо утихает, решил поставить палатку и погреться в ней. Эту палаточку я не далее как позавчера купил в Ашане, и ещё ни разу не раскрывал. Оказалось - вполне приличный синенький домик. В палатке я надел под куртку свитер, чуть полежал, и решил ещё раз поиграться со спичками. В условиях безветрия они горели нормально. Затащил туда же камень, положил на него сухой спирт, и он загорелся практически сразу же. Вынеся его из палатки, я с удовольствием убедился, что дождь прошёл, и, более того, в тучах появились просветы. За те несколько минут, что я собирал дрова, ветер разогнал тучи настолько, что за ними начало показываться солнце. Невероятно! В лучах солнца всё выглядело совсем по-другому: остров был ярким, река была яркой, и леса на её берегах тоже были яркими и разноцветными, и были видны чётко, как в бинокль! Поглядев на эту красоту, я решил забить на костёр, ибо увиденное впервые за день солнце было достаточно низко, чтобы дорожить им. Ветер чуть притих, и я, отвязав лодку, снова пустился в путь между островками. Волны покачивали лодку, но в этом не было ничего опасного - обычная качка. Димас утверждал, что лодка практически непотопляемая, и это было правдоподобно.
IMG_20150502_193516.jpgIMG_20150502_194919.jpg
А красота вокруг царила неописуемая! Фотки её плохо передают (цветочувствительность у глаза явно лучше), но я, наблюдая залитые солнцем берега и ярко-синее небо, испытывал огромное удовольствие. Жизнь таки прекрасна, несмотря на косяки. И остров был довольно романтичным - будет что вспомнить.
IMG_20150502_194159.jpg
Вечер прошёл в блужданиях между островками. Как оказалось, в реальности их было куда больше, чем на Яндекс-карте, и что такое "плыть прямо", вовсе не очевидно - течения нет, и где же в этих проливах русло реки, а где заливы, куда можно уплыть на полдня, чтобы потом понять, что это тупик, - неясно. Судя по Яндексу, достаточтно было держаться левого берега, чтобы не заплывать в тупики, но по факту и слева берег был не то чтобы очень ровным, и я не то чтобы нервничал, но осознавал, что могу заплыть незнамо куда. Что, впрочем, не мешало любоваться водой и берегами и предаваться собственным, уже плохо воспроизводимым, мыслям. Но мне явно казалось, что я довольно неплохо освоился в этой местности, и вошёл с ней в гармонию, и дальше всё будет более-менее хорошо. И можно плыть долго, и уплыть довольно далеко. Насколько далеко? Сегодня - пока не стемнеет, а за завтра и послезавтра - в идеале, доплыть до Ладоги. В самом идеале, доплыть до Ладоги и пройти вдоль неё на юг. Но это так, мечталки, а пока что я даже не знаю, где нахожусь, ибо контакт с картой давно потерян - берега лесные и однородные, и единственный ориентир - это острова и конфигурация берегов, а по их поводу реальность и карта расходятся.
IMG_20150502_194929.jpg
В какой-то момент мимо меня (не рядом, а в нескольких сотнях метров - ширина реки позволяла) пронеслась очередная моторная лодка и скрылась в левом рукаве реки. Я уже начал подозревать, что, может быть, налево мне не надо, но всё-таки решился следовать за ней. Как потом оказалось - правильно. Но моторка довольно быстро умчалась прочь, а я всё грёб и грёб тихоходно мимо деревьев. И думал, что всё-таки передвигаюсь быстрее, чем если бы шёл по берегу пешком. И что берега тут интересные - видимо, водится куча разной фауны (по крайней мере, иногда было слышно, как народ постреливает). И что жизнь вообще интересная, и можно её проживать вот так. Хотя кому-то, возможно, это бы показалось скучным - просто так грести и грести. Хорошо, что со мной никого нет. Я попробовал попеть для разнообразия, но это оказалось не очень уместным, и я едва допел свою любимую песню про казака.
А тем временем понемножку темнело. Я убедился, что вроде бы вышел в правильное русло, и начал думать о том, чтобы причалить ночевать. Ещё пока солнце не село у меня за спиной, впереди поднялась луна, и я с удивлением понял, что плыву прямо по лунной дорожке! Впрочем, это было романтично первое время, а потом дорожка стала создавать впечатление беговой и немножко напрягать - как и тренажёрная беговая дорожка, она не хотела заканчиваться.
На правом берегу, куда в итоге приплыла моторка, была какая-то жизнь - светилась пара огоньков, доносились через широкую реку голоса, проплыло в сумерках какое-то плавсредство. Я подумал, что вообще не хочу социализироваться. Да, контраст со сплавом год назад, когда первый вечер был проведён с тимуровцами, сразу приходит в голову. А я подплыл к левому берегу и высадился.
У меня был свой берег! С камнями, соснами, и пригорком, на который я немедленно забрался, и откуда был довольно неплохой вид на часть проделанного мною пути. Вот здесь будет костёр, а здесь я поставлю палатку. Спускаюсь к реке, вынимаю из лодки рюкзаки и желаю ей спокойной ночи. Поднимаюсь наверх и собираю материал для костра.
На этот раз сухой спирт зажёгся сразу. Но сам костёр разгорелся со второй попытки. Местные материалы не успели просохнуть после дождя, и костёр был каким-то эндотермическим: новые сучья не успевали высохнуть, а старые уже прогорали. Сухих деревьев поблизости не наблюдалось, а искать их, светя телефоном (налобный фонарик тоже был забыт), было непросто. Промаявшись некоторое время с сучьями, я решил срубить, какое есть. Выбрал себе небольшое и стал долбить по нему топором. Оказалось - не очень сухое, но что уж теперь поделаешь. Я дорубил дерево, чувствуя себя немножко убийцей. Когда я нанёс последний удар, послышался голос. Отрешённый, спокойный женский голос. Прямо передо мной. Сердце у меня ушло в пятки - без каких-либо мыслей, просто я реально перепугался. А голос произнёс "Точное время двадцать два часа двадацать две минуты" - это была зажатая во рту Нокия.
Деревце горело чуть лучше сучьев, и я смог сварить себе риса и вскипятить воды. Правда, оказалось, что чай я тоже забыл, и пришлось обойтись горячей водой с сахаром. Но сладкая вода и пустой несолёный рис оказались удивительно вкусными. На полном серьёзе, я мог бы всю жизнь таким питаться. Правда, пока я возился с этим всем, время приблизилось к двенадцати. Я забрался в палатку, и впервые за день мне захотелось общества. Всё-таки засыпать одному - немножечко грустно. Впрочем, я заснул настолько быстро, что не успел даже толком погрустить. Да и не очень хотелось  - всё-таки чувство удовлетворения от собственной автономности было куда выше.

Продолжение есть.