cointegrated (cointegrated) wrote,
cointegrated
cointegrated

Categories:

Выходные в норке

Завершился ШАДик, выпустились птенчики-Фениксы, построена модель NCL, и даже на диссер уже получен отзыв рецензента. Наступили выходные, и Давид, как и все, решил отдохнуть. А какой отдых самый радикальный? Правильно, 24 часа лежать на диване и ничегошеньки не делать. С одним только условием: диван должен находиться в Девятовской каменоломне, и мимо не должно пролетать ни одного фотона света - ни электрического, ни пламени, ни какого-либо ещё. А что? Все познают Будду как могут, я выбрал один из наименее трудозатратных вариантов. Говорят, современной молодёжи, как правило, после суток без гаджетов и без социализации становится хреновенько - посмотрим, насколько это применимо ко мне. Да и пожить вслепую хотелось уже очень давно, но всё никак руки не доходили.

Что ж, собрал шмотник еды и тёплой одежды, и выехал в пятницу вечером до Силикатной. Помня эксперимент 8 марта 2014, предупредил людей тут и там, чтобы особо не искали меня раньше времени, налюбовался всласть на звёзды, и в начале второго ночи снизошёл в бетонный колодец. Силикаты встретили, как обычно, противно - мокрые штреки, в которых приходится ползти на четвереньках. Нет более жалкой, никчёмной гадости, чем мокрые шкурники! В системе, кажется, никого не было; вместо журнала валялась пара влажных листков бумаги. Зачекинился и пошёл вглубь. Шмотник оказался на редкость круглым и неудобным; пора покупать нормальный транс, наверное. Заметил, что я чуть ли не впервые один в Силикатах - почти с самого начала своего пути как спелестолога я таскал в систему какого-нибудь чайника, немножко самоутверждаясь, наверное, за счёт своей роли проводника. Наверное, это не хорошо или плохо.

Силикаты - вполне обычная каменоломня; четверть пути можно идти в полный рост, половину - пригнувшись, и ещё четверть приходится ползти, что, кстати, является нехилой физкультурой. В отличие других каменоломен, правда, здесь довольно часто натыкаешься на деревянные рельсы для вагонеток 19 века выпуска. Перебираясь по коридорам в правой части лабиринта, я заметил, что расходую силы не оптимально - шкурники прохожу на максимально возможной скорости, а на нормальных участках ускоряю шаг, иногда почти до бега. Тогда как можно было бы на них идти не спеша и отдыхать как следует. Кажется, и в жизни то же самое - "только ты, Давид, можешь устать и от этого хотеть новых вызовов". Ускоренный темп и накопившийся за неделю недосып привели к почти неизбежному - я заблудился. Это особо не напрягало - Силикаты хорошо размечены, нужно только дойти до какой-нибудь цифры, отображённой на карте. Но времени на это ушло до кучи, и когда я наконец вышел на централку, вместо дальних гротов я двинул в "Яблочко" - стоянку вблизи одной из главных артерий. Глаза уже слипались, и Яблочко я оглядел лишь бегло - здоровенный диван из монтажной пены, низенький стол с камнями-стульями вокруг, полка с утварью. Нормальный обжитый грот, как раз хватит на сутки комфортного отдыха. Разложился в районе дивана, поужинал бутербродом, поставил будильник на 5 утра воскресенья (как раз чуть больше суток побуду здесь и выйду, когда уже рассветает). Выключил телефон и вырубился сам.

Спал я долго и сладко. Досыпал, наверное, за все ночи, пропущенные в минувшие недели - дописывая диплом за себя и помогая друзьям, в темпе вальса штампуя билеты к госам, отмечая дни рождения, сидра и просто-так, начитывая подруге Пиндайка и Рубенфельда... В общем, весёлые ночи, но даже от них иногда нужно отдохнуть. Спал долго, со вкусом, с кучей цветных снов. Из них запомнилась только одна сценка - дождливое холодное утро, и какая-то кабинка в здании - то ли дежурная аптека, то ли банкомат. Мы с Аннушкой укрываемся в ней от дождя, болтаем, целуемся, смеёмся. Снаружи за стеклом показывается группа милиционеров, сурово вопрошают, что мы здесь делаем. Отвечаю, что мы ничего, мы просто по-испански тут говорим, и действительно выпаливаю какую-то фразочку на испанском. Милиционеров это удовлетворяет, и они удаляются.

Проснулся. Было на удивление комфортно и совсем не холодно (как я потом узнал, в гроте стояло около +6 градусов, но я предусмотрительно напялил на себя кучу тёплой одежды). На выспавшуюся голову сразу сообразил, что я и где я. Вылезать из спальника не хотелось, но надо было найти туалет. Это стало нехилым испытанием - ложась спать, я не очень сориентировался в гроте, не то что в его окрестностях. Пришлось искать выход наощупь. Оказалось, ориентироваться в темноте не так сложно, достаточно запомнить несколько меток: трещины на потолке, камни-стулья, мой большой диван... Особенно просто найти дорогу до "места для зарядки" - участка грота, где можно спокойно встать в полный рост, а если использовать трещину в потолке, то даже вытянуть руки вверх, встав на цыпочки. Нашёл дорогу до туалета и вернулся на своё пенное ложе, крайне довольный собой. Грот оказался неожиданно уютным - пожалуй, здесь можно прожить не то что сутки, а даже и целую недельку. Путешествия вокруг грота и в его тоннели-усики мне вполне хватило для первого раза, так что я позавтракал, продолжая возлежать на диване, и снова заснул. Снова приходили и уходили какие-то сны - мозг переформатировал себя, не спрашивая меня, нужно ли это.

Проснулся от звонких голосов. В "моё" Яблочко кто-то ломился; камни у входа уже отражали свет фонариков. "Доброго," - "Доброго!", прозвучало стандартное подземное приветствие; время суток здесь предпочитают не уточнять. В грот последовательно вошла стайка девушек, все в одинаковых синих строительных костюмах и наколенниках. "Господи, сколько вас?" - "Двенадцать". Зачем ходить по подземельям такими здоровенными группами, а? Слава богу, появилось и человека четыре парней, двое из них - явные предводители. Поинтересовались у меня, сколько я тут уже нахожусь, я ответил, что не очень хорошо помню. Завязалась беседа; я с относительным успехом играл "старенького" (так-то в Силикатах я был до этого раза три). Говорили в основном пацаны - девушки то ли стеснялись, то ли просто отдыхали после "пробежки" по коридорам. Я подумал, что весь отряд - однокурсники или нечто подобное, но они оказались просто группой туристов. Угостил товарищей яблоками (надо же оправдывать название грота), обсудили местных героев - Каспера, оборудовавшего этого грот, прорывшего туннель в прошлом году Кота и продолжающего что-то копать Энкодера. Включил Snatam Kaur на телефоне, чтобы как-то забить тишину, пока собеседники жевали. Телефон показывал полшестого вечера. Да, хорошо я поспал! Решил, что терять нечего, и пустил по гостям термос с чаем; приняли со второго раза. И ребята, и девчонки казались очень симпатичными - может быть, это я за полсуток (в основном сна!) успел соскучиться по человеческому обществу, может, каменоломни делают симатичными всех, снимая с людей городской пафос, а может, плохие люди под землю просто не спускаются. Гости с удовольствием сфотографировали меня, как местную достопримечательность. Кое-кто из них пустился гулять по кольцу тоннелей, опоясывающему Яблочко; последним пошёл один из вожаков, освещая себе путь одной зажигалкой. Я уже почувствовал, что гостей отпускать не хочется, но спустя некоторое время они собрались и пошли наверх, в дождь, оставив мне в подарок пакет печенья. А я проводил их взглядом (всё это время я не вылезал из спальника больше, чем наполовину), и переставил будильник на шесть часов следующего вечера. Раз сказал 24 часа - будет 24 часа, эксперимент должен быть чистым.

Выбрался наконец из спальника, посидел на месте минут 15. Это один процент от отведённого мне собою времени. Поговорил сам с собой вслух, задал несколько капитанских вопросов о жизни. Порадовался, что эти вопросы хотя бы озвучены. Дошёл до стоячего места, сделал неторопливую зарядку. Потянулся наверх, в стороны, потянул что-то в каждой части тела. В голову, как и положено, наверное, при таких практиках,  понемножку полезло прошлое - в обратном порядке, от недавнего прошлого к далёкому. Полезло постепенно, отдельными яркими сполохами. Залакировал зарядку приседаниями, присел на "стул", наслаждаясь звуком биения собственного сердца. Да, такое редко где услышишь. Шлёп-шлёп, плюх-плюх. Силикатовская тишина воспринималась довольно комфортно. Заметил, что начали побаливать глаза - возможно, они безрезультатно пытались ловить сигнал среди шума случайных химических процессов, проходящих где-то перед моими палочками и колбочками. В остальном подземная тишина и темнота совсем не угнетали. Мне даже стало капельку обидно - ну а где же челендж, где же подземные трудности? Вернувшись на диван, попробовал затянуть мантру Шиве. Пошло хорошо - ни один слушатель не мешал мне наслаждаться собственным голосом, и я всласть сотрясал пещерный воздух. За индийскими песнопениями пошли еврейские, потом русские, потом смесь русского с английским, потом вокальный закос под саксофон. Всё, что играло в голове последнее время, потянулось наружу.

Попел, поел, и снова захотелось спать. Хорошо жить, как жаба из мультика - "поели, теперь можно и поспать; поспали, теперь можно и поесть". Ну, коли выходные, так не в чем себе отказывать. Снова сон, снова сны и пробуждения между снами, лента прошлого понемножку отматывается назад, не всегда монотонно, чаще отдельными скачками взад-вперёд. Вылезают наверх мои косяки, мой вечный неисправимый эгоизм. Вылезают наверх моменты, когда я мог сделать решительный шаг вперёд, но почему-то не сделал. Вылезают наверх отдельные картинки, эпизоды, сюжеты. Картина в целом не безнадёжная, но заполненная довольно часто стыдом вперемешку с надеждой, что дальше получится лучше. Происходит всё как и должно, наверное, происходить, когда можно спать неограниченно долго, иногда просыпаться и снова спать, когда при этом ничто не отвлекает при пробуждениях. Пробуждения, связанные с личной жизнью, я, пожалуй опущу. Но в какой-то из разов я проснулся, осознав и просчитав в полной мере, какие кадровые перестановки грядут в УРР в связи с уходом кучи сотрудников, прикинул свои возможные места в этой чехарде, примерился на каждое из них. Заснул. Проснулся, держа перед собой более-менее стройную картинку кредитной стратегии "NCL-2016", которую мне предстоит строить в ближайшем будущем; три потока - зелёный, желтый и красный света. Надо будет обсудить её с Юрой. Перемолол это в голове и снова уснул...

Когда проснулся основательно ещё раз, по ощущениям было уже утро. Посидел, позавтракал, потупил. Послушал громкое тонкое жужжание в ушах, игручее, на разных, частотах, и так и не решил, внешний ли это звук или мой собственный глюк. Ещё раз сходил потянулся; тело охотно делает это само, без излишнего руководства. Понял, что становится немножко скучно, и решил повторить проход своих гостей по кольцевому туннелю - только без света, держась за правую стенку. Ныряю в проход, и темнота перед глазами делается ещё более тёмной. Очевидно, я среагировал так на то, что воздух в туннеле прохладнее, но была ли эта реакция чисто психологической, или мои глаза немножко видят в инфракрасном спектре? Держаться за стенку постоянно - холодно; иду медленно, "шагая" пальцами по стене, левой рукой шаря спереди. Там, где проход узкий - держусь за стенки обоими руками. Часто натыкаюсь на углы. Как и при обычном прохождении подземного лабиринта, не знаю, скоро ли конец, и не знаю, заблудился ли я - но всё это на улиточьей скорости и с улиточьими же органами чувств. Сколько же поворотов для одного маленького кольца! Начинаю немножко паниковать - и сразу же вылетаю обратно в Яблочко, к своему родному дивану. Присаживаюсь на него и со вкусом наблюдаю выброс дофаминов в мозг. Шалость удалась!

Теперь хочется успокоиться. Мозг уже больше суток пребывает в блуждающем режиме; пора бы, наверное, понемножку прекращать это, и малость почистить кэш. Сажусь на диване медитировать - так, сяк, неудобно, голова упирается в потолок. Привычные действия - расслабься, следи за дыханием, лови свои мысли, когда они убегают, и снова мягко возвращай их к дыханию - малоэффективны. Может быть, за последние сутки я слишком разогнал мозг, и теперь его не так просто остановить. Разброс мыслей слишком силён, моего навыка медитации едва хватает, чтобы собирать их в кучку. Пересаживаюсь на "стул" посреди грота - там, по крайней мере, можно сидеть прямо. Мысли вроде бы удаётся собирать чуть лучше, но тут я начинаю мёрзнуть. Приходится снова переместиться в место для зарядки. Начал было разминаться, и как-то плавно перешёл в "динамическую медитацию", почёрпнутую когда-то на тантрическом тренинге - тело трясётся в своём темпе, реально автономно, а мозг гуляет где хочет. Трясся так довольно долго, не могу сказать, сколько -  в том и прикол такой медитации, что это может происходить приблизительно вечность. Сознание успело угулять, если не ошибаюсь, куда-то в 2010 год и назад. Раз уж не можешь остановить блуждания разума - дай им вылиться по-полной!

Спустя время я остановился. Уйти так глубоко в себя, как иногда ожидается, пожалуй, не удалось, но что-то где-то произошло - и нормально. Если бы я умел всё фиксировать, я уже только поэтому был бы буддой. Немножко клонит в сон, и я снова ложусь. Круговерть снов, уже, кажется, менее осознанных, чем раньше - самые крупные образы уже перемололись. Снова просыпаюсь; по внутренним часам примерно четвёртый час дня. Уже довольно скоро, значит, должен позвонить будильник, и закончатся часы моей темноты. Уже много сумбура пронесено через мою голову, а ответа я как-то и не получил, да и вопросов толком не задал. Сажусь на край дивана и начинаю перечислять все вопросы, лезущие в голову, ощущая нарастающую сердитость в голосе и наслаждаясь ею: "Кто такой Давид Дале и какое отношение он имеет ко мне? Чему надо научиться, чтобы быть счастливым? Чего ради можно отказаться от счастья? Какую стратегию поведения избрать, чтобы мне было хорошо, и как сделать хорошо другим людям?....". Голос звонко звучит в холодном воздухе грота, и я начинаю давать ответы сам себе, чёткие, детальные, злые. О том, что Давид - эгоистичная тварь, последние восемь лет состоящая из двух-трёх основных масок, а до этого ещё лет восемь носившая другие маски, а до этого, возможно, и существовавшая в гармонии, но это только потому, что можно было выдавать что угодно и получать на это положительную обратную связь. Что надо учиться быть счастливым, без всяких промежуточных этапов. Что любое решение всё равно упирается в принципы, которые ты носишь в своей голове, в твой собственный выбор, который не оправдают никакие обстоятельства - в частности, и выбор отказаться от того, что ты назовёшь счастьем. Что ничего не получился, пока ты не научишься просить помощь и слышать, когда люди этой помощи беззвучно просят. И ещё кучу вещей успел сказать я сам себе в темноте пещеры, звучащих, наверное, наивно или бессмысленно здесь, на свету, но в тот момент важных, потому что я не мог остаться без ответа.

Ушло и это. Кончились воспоминания, кончились сильные эмоции, которые я так охотно на себя обрушивал, кончились вопросительные знаки. И уже только после этого захотелось вернуться в тело, стало возможным действительно слушать своё дыхание и шум крови, не отвлекаясь на мысли. Пока я не вышел на поверхность, пока не нажил новой суеты, можно побыть сам с собой. Минуту, две, много. Или нет? Новая суета начала появляться прямо здесь. А вдруг телефон не включится в нужный момент? Вдруг он сел, или будильник поставлен не на тот день? А если я пробуду офлайн до утра понедельника, то меня начнут искать, как я сам предусмотрительно попросил... А будильник должен было уже позвонить, а он всё не звонит, и не звонит... Я маялся так ещё некоторое время, пытаясь то ли отсчитывать минуты (непонятно, откуда и докуда), то ли расслабиться и не переживать. И в какой-то момент всё-таки я склонился ко второму варианту - вроде бы, всё должно сработать, как надо, а если нет, всегда остаётся мой будильник внутренний. А даже если и вылезу наружу чуть позже, чем запланировал - подумаеь, в первый раз, что ли. И когда я это решил, я встал и пошёл наощупь к столу, где лежало печенье, оставленное гостями, чтобы насладиться им. Встал, сделал несколько шагов, в глазах замигало. Вот это вштырило от одного подъёма, без досады подумал я, и потянулся за печеньем с какой-то тёплой, умиротворяющей мыслью. И тут за спиной раздался мягкий звон будильника. О чём я думал за секунду до звонка, я так и не вспомнил потом - оно ушло как сон, хотя я был наяву; возможно, это была ещё не оснознанная радость от того, что моё двадцатичетырёхчасовое испытание успешно завершилось.

Оперативно, но без спешки собрался, вслух попрощался с Яблочком, и покинул его. Уже подходя к централке, услышал голоса - на этот раз передо мной был хвост группы из 15 туристов; снова все милые и приятные. Путь до выхода на выспавшуюся голову прошёл на редкость быстро; на выходе в журнале я ещё и заметил подозрительно знакомую фамилию - маленький приветик из прошлого. Выбравшись из грязой трубы наверх, минут пять сидел на траве, постепенно привыкая к солнечному свету, к безумию зелени вокруг, к сочному сиреневому цвету облаков. Встал и пошёл неуверенно, улыбаясь, в своих грязных одеждах назад к тому миру, от которого ещё за двое суток до этого хотелось сбежать. Пусть это был и самый бессодержательный отдых, какой возможен - но ровно такой мне и был нужен. Остался только один вопрос: что же мелькало у меня перед глазами, пока включался телефон - неужто я видел излучение в спектре радио?


Tags: дзен, походы
Subscribe

  • Воргол

    Воргол История про косяки и про удачу Всё началось в какие-то незапамятные времена... Но здесь предыстория не важна - важен тот факт, что на исходе…

  • коло

    Вот и подходит к концу ещё одно лето. Его было чертовски мало на этот раз -- но оно таки было достаточно ярким, чтобы я сам себе тихонько завидовал,…

  • воендневник

    Мне тут, как обычно, кучу всего надо делать, а делать очень не хочется. И раз уж я всё равно прокрастинирую, то давайте хоть выложу сюда текстик…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments