cointegrated (cointegrated) wrote,
cointegrated
cointegrated

Categories:

Воргол

Воргол

История про косяки и про удачу
Всё началось в какие-то незапамятные времена... Но здесь предыстория не важна - важен тот факт, что на исходе осени мне и моей старой подруге М захотелось сплавиться вдвоем по реке. Во вторник договорились, в среду методом тыка выбрали реку Воргол, в четверг взяли билеты до города Елец Липецкой области, в пятницу вечером в спешке собрали вещи и поехали на Курский вокзал, по пути захватив у друга надувную байдарку. Потом что могём.

Теперь можно начать про косяки. Честно говоря, благодаря хреновому тайм-менеджменту, на сборы я имел даже меньше, чем полчаса, поэтому в рюкзак было просто покидано всё, что попалось под руку. К сожалению, под руку мне не попался паспорт, что я обнаружил только на вокзале с байдаркой за спиной и рюкзаком на животе. Принимать фотографию паспорта начальник поезда отказался, так что пришлось отправлять М на поезде одну с тремя вьюками, а самому мчаться домой за оригиналом. Но теперь можно начать и про удачу, потому что мне удалось сесть на нужный автобус в полночь - всего лишь через два часа после того, как поезд ушёл. В промежутке я даже успел плотно поужинать, чего очень хотелось, но не находилось времени. Дорога в автобусе оказалась приятной; я вообще парадоксально люблю этот вид транспорта. В Елец я приехал в шесть утра, и на железнодорожную платформу влетел всего лишь на какие-то минуты позже М.
Дальше нам предстояло добраться до деревни со вкусным названием Казаки. Решив чуть облегчить себе жизнь, мы взяли дотуда такси, и в качестве бонуса получили красочный рассказ про этот район - где-то неподалёку, по словам таксиста, находились Калинов мост и Кудыкина гора, а уж пригодные для скалолазания объекты и скифские раскопки валялись просто на каждом шагу. Доехав до деревни и реки, мы разложили на хрустящей инеем траве байдарку и с первыми лучами солнца выдвинулись в путь.

У меня это был второй поход на байдарке, у М - первый. Да, наверное, это очень-очень глупо - самостоятельно лезть куда-то, не набравшись предварительно экспертизы от бывалых людей. Но почему-то мне некомфортно быть ведомым, и очень комфортно чувствовать себя первооткрывателем. У М - примерно так же, и поэтому мы взялись за вёсла и, неуклюже управляя лодкой (вдвоем это сначала заметно тяжелее, чем в одиночку), отправились вниз по Ворголу гоняться за стаями гусей, обплывать древесные завалы, кляня бобров (да, бобры всё никак не отпускают - довольно много деревьев были ими изгрызены), проходить насквозь травяные острова, со свистом проскакивать перекаты и наклоняться, проплывая под низенькими мостками. Постепенно я вспомнил, как рулить в байдарке - в отличие от плота, который поворачивает, чтобы обходить препятствия, параллельным переносом, здесь нужно одним гребком разворачивать лодку, а потом быстро нестись в нужном направлении, и быстро менять угол, когда понадобится. От силы гребка зависит, как быстро лодку будет разворачивать, то есть контролируется вторая производная...
Река оказалась чуть менее дружелюбной, чем мы предполагали - завалы попадались постоянно, и даже когда мы приноровились через них продираться, это отнимало кучу времени. Иногда мы проскальзывали между корягами и/или ветками над водой, иногда раздвигали ветки, иногда, словно играя в лимбо, наколнялись и проходили под ними. Несколько раз попадались плотины и непроходимые завалы, и лодку приходилось обносить - довольно трудоемкое занятие. Так что мы долго плыли даже мимо деревни Казаки. По округе ощущалось, что мы ближе к Воронежу, чем к Москве - казалось, всё здесь старше на несколько веков: населенные пункты, топонимы; казалось, даже деревня была более настоящей деревней, чем посёлки Московской области. По-моему, даже флора была немножко другой, но, наверное, это я уже фантазирую. В нескольких десятках километров отсюда протекал Дон; поначалу я думал, что мы смогли бы доплыть до него, но быстро понял, что переоцениваю нашу скорость. Зато хотелка "сплавиться по Дону" осталась.
Ориентиры медленно, но появлялись впереди и уходили вслед. Иногда они были довольно необычными - например, высокая башня со словно отгрызенной верхушкой. Когда река была спокойной, и не нужно было координироваться, мы гребли в основном молча - на сплаве в голову приходят хорошие мысли, к которым стоит прислушиваться, чем я и занимался. Но гребётся хорошо под ритм, и с какого-то момента мы начали петь песни; прозвучала и та самая песня Пелагеи про доску, после готорой на воде происходят неприятности. К середине дня мы доплыли до первого существенного порожка. И облажались на нём. В описании реки, найденном мной в интернетах, русским по белому было сказано, что в конце каскада есть камень, который стоит обходить справа. Я запомнил оттуда только про существование порога (в следующий раз надо будет распечатать карту и подписать на ней все преграды!), и камень мы попытались обойти слева. И то не получилось - навыка быстрого совместного управления лодкой нам ещё недоставало. С высокой вероятностью мы бы проскочили, но случилось так, что мы застряли под камнем, с которого в байдарку моментально вылился поток, наполнивший её. Со слегка истерическим смехом мы подгребли к берегу, вытащили на него подмокшие пожитки, вылили воду из лодки. Зуб на зуб попадал редко. Но нам снова повезло - вокруг было завались сухих веток, реально сухих, ибо погода стояла солнечная, и костёр разгорелся в минуты. Раз - мы снимаем и выжимаем основную мокрую одежду, два - горячий чай из термоса, три - М готовит чудесный походный обед, четыре - одежда и обувь подсыхают у костра, иногда слегка подгорая. Нельзя сказать, что всё вышло так, словно мы и не мокли, но последствия оказались куда менее страшными, чем казалось раньше. В ещё влажных вещах (насколько я знаю, обувь в принципе нельзя высушить быстро на костре) было не холодно - видимо, и у меня, и у М включился турборежим, когда организм сам обслуживает проблемные участки, не беспокоя хозяина болевыми сигналами.
Перерыв вышел лишь чуть дольше, чем обычный обеденный, и вскоре мы снова шли вниз по Ворголу. Мимо тянулись высокие берега, сначала поросшие лесом, потом всё более лысые, и, наконец, настоящие скалы из каких-то слоистых осадочных пород. Река была чуть менее заваленной, чем раньше, и мы двигались довольно бодро. Со скал нам махали приехавшие туда пофоткаться туристы, мы включали серьёзный вид и гребли мимо. И гребли довольно бодро - несмотря на отсутствие опыта, М работала двусторонним веслом, как моторчик, эффективно и не останавливаясь; я грёб в основном расслабленно, но иногда здорово ускорялся. Начавшийся неожиданно рано закат щедро раскрашивал небо и берега, а меня не покидало ощущение какой-то непривычной гармонии происходящего. М высказала мнение, что такое состояние вызвано физическим трудом. Может быть, так оно и было, не знаю, но мне казалось важным, что со мной именно М, что мы плывём именно по Ворголу, и даже что сейчас начало ноября... Иррациональное внутреннее ощущение говорило, что эти время, место и действие - наилучшие из возможных. Внутренний рационализатор поддакивал, что удачные стечения обстоятельств, сопутствующие этой вылазке - тому свидетельство. Мы плыли дальше, уже более уверенно обходя препятствия, и иногда выходя из лодки, чтобы провести её по отмели. Мы так и не высохли полностью - не брызгать вёслами невозможно, не наступать в воду, вылезая из лодки, довольно сложно. Но, пока мы гребли, холод почти не ощущался. Это стимулировало грести быстрее, и мы неслись вперёд по Ворголу.

Описывая этот день, я ещё раз заметил, что концентрирую внимание на его начале и конце, заполненными беготнёй. И вроде бы это обычное свойство человеческой памяти. Но ещё там, на реке, я мысленно зафиксировал, из чего "сделана" большая часть сплава - из размеренного движения вёсел и плеска речных волн, из брызг, падающих на джинсы и постепенно высыхающих, из неярких осенних красок и прозрачного воздуха, из такой родной спины в чёрной куртке, гребущей впереди меня. Я подумал тогда, что всё остальное - всего лишь рамка, пусть и очень важная. А основной процесс происходит прямо здесь и сейчас, пусть его и не так просто описать. В ближайшие дни будет виден результат - когда я вернусь в Москву, меня не будет так бросать в дрожь от маленьких проблем, будет больше сил, чтобы работать и больше добра, чтобы быть хорошим с теми, кто рядом. И больше ясности в голове, за которой я сюда и ехал.
Спустился вечер (всего-то пять часов, но ноябрь, блин), и мы начали искать место стоянки. Берега не очень нравились - здесь склон крутой, там люди тусят, там деревьев нет, а здесь какие-то развалины. Мы привередничали, пока Воргол не сказал нам "останавливайтесь!", перегородив путь плотиной. Вылезли из лодки посреди чиста поля на чьей-то унылой частной территории (с теми самыми развалинами)... и, пройдя немножко вперёд, наткнулись на чудесное место для стоянки: отдаленный шум водопада, ровная площадка у реки, много сушняка, забытая дорога недалеко. Я перенес вещи через плотину и к выбранному месту. Понесли и саму лодку, и только тут стало понятно, как же М устала. Каждые дцать шагов она останавливалась сменить хват - не потому, что лямка резала руку (а она резала - ледяная лямка и обледеневшая же тяжелая лодка - это очень плохое сочетание), а потому, что у неё болела спина. И у кого бы она не заболела после целого длинного дня сидения на рюкзаке и гребли с постоянным сгибанием вперед-назад! Я уже пошагал по этим граблям на Вуоксе и сейчас интуитивно грёб осторожно, но вот формализовать этот навык и передать его М у меня не получилось. Результат: уже почти у самой площадки у неё просто подкосились ноги. Усталость накапливалась весь день, но благодаря турборежиму выявилась она только теперь. А ещё начали стучать зубы.

Но вроде бы было понятно, что с этой усталостью делать: чай из термоса, хороший ужин, и часов десять сна. Вооружившись одним фонариком и телефоном, собираем топливо для костра. Снова готовим ужин, развешиваем сушиться носки и перчатки, пытаемся высушить остальную одежду. Мой уровень комфорта возвращается к нормальному. Шумит водопад, просвечивают сквозь облака редкие звёзды, мимо нас шастают какие-то небольшие звери. Хорошо. После ночи в транспорте и беготни с шести утра организм просит выключить его уже. Последняя задача на сегодня - позвонить в Москву волнующимся за нас близким. И в этот момент мы понимаем, что мой телефон где-то потерялся, а телефон М почти сел, и вообще сеть здесь не ловит. Я поднимаюсь с телефоном на ближайший холм, к деревне, и отправляю смс. Всё, можно спать. Спальники добротные, и вроде бы мы даже не должны замёрзнуть этой ночью.
Но нет. Через пару часов меня будит М. Всё это время она не могла уснуть - болела спина (не переставала болеть весь вечер). В таком состоянии грести она завтра не сможет; да что уж там грести, просто заснуть и проспать эту ночь - уже недоступное удовольствие! Я слегка охреневаю, ибо для меня проблемы со спиной и вообще со здоровьем - нерешаемые. Но выход довольно очевиден: валить в Москву и разбираться со спиной там. Несколько минут я сижу, раскачиваясь, посреди палатки, пока не просыпаюсь окончательно и не понимаю, что это действительно единственный выход. Надо брать машину, но номер утреннего таксиста Владимира есть только на моем телефоне, а он затерялся где-то в сумерках. Интернета на телефоне М нет; звонить пугать Москву очень не хочется. Выхожу из палатки и тупо брожу вокруг неё. Телефон таки находится под бревном, на котором мы весь вечер сидели. Снова поднимаюсь в гору, узнаю по GPS, что деревня зовётся Дерновка, и звоню Владимиру. Он обещает приехать в Дерновку через час. Как всё просто! Сбегаю обратно с горы. За полчаса моего отсутствия чуда не произошло - М нисколько не лучше. Час уходит на то, чтобы просто свернуть лодку - она покрылась толстой коркой льда с приклеившимися к ней килограммами листьев. Свернув её, понимаю, что не затащу в гору эту глыбу с двумя рюкзаками вдобавок. Снова бегу туда с телефоном, звоню Владимиру, он уже едет к нам по каким-то холмам. На обратном пути вижу вдалеке, у развалин, фары - наверное, его - моргаю фонариком - получаю в ответ гудок - для симметрии даю голос и сам. И бегу к М. Ей, должно быть, тяжело сейчас - сидеть одной с больной спиной среди леса в холодной палатке и понимать, что сплав сворачивается из-за неё, а перспективы добирания домой в первом часу ночи сомнительны. М собирается и идёт к перекрёстку, куда подъезжает Владимир, я сворачиваю палатку и двигаю следом. Владимир уже доехал, но никакого фонаря он не видел, а "дамбой", которую я ему назвал, счёл совсем другою конструкцию в другом месте, и, если бы не мой крик, он бы нас не нашёл.

Кидаем в машину вещи (они торчат из незакрывшегося багажника) и едем назад в Елец. Как только появляется сеть, ищу варианты транспорта до Москвы. Автобус через 20 минут! Едем на автостанцию. Там никого. Но автобус подъезжает точно в срок, и там даже есть два места. Платим водителю, рассчитываемся с Владимиром, и трогаемся. Мы выбрались! Спустя некоторое время М даже, кажется, смогла заснуть, скрутившись почти в позу эмбриона. Я отрубился почти сразу.
В полвосьмого утра мы уже были в Москве. Там ничего интересного не произошло, кроме разборки между таксистами, которую мы невольно спровоцировали. М отправилась к себе домой, я - к себе. М намазала спину лечебной мазью и легла отдыхать, я помыл в ванне байдарку (водоизмещением в десяток таких ванн!) и начал потихоньку возвращаться в реальность. И я до сих пор не могу понять, то ли мы совсем лохи, то ли всё правильно сделали. И то ли нам конкретно не повезло, то ли все эти сутки с лишним здорово фартило. И раз нам действительно, видимо, везло, то как мы заслужили такую удачу?
Tags: Холод, походы, раздолбайство
Subscribe

  • Выходные в норке

    Завершился ШАДик, выпустились птенчики-Фениксы, построена модель NCL, и даже на диссер уже получен отзыв рецензента. Наступили выходные, и Давид, как…

  • На берегу

    Я бегу по Коломенской набережной, таращусь на песчаный берег обмелевшей ещё осенью Москвы-реки, и мне хорошо. Существует неортодоксальная точка…

  • Прогулка из Переяславля в Переславль, или Pleshcheyevo Challenge (2/2)

    Продолжение. Начало здесь. Путь на машине до Переславля и пешая дорога от него до Александровой горы, июльское солнце и свежий воздух…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments