April 3rd, 2016

На берегу

Я бегу по Коломенской набережной, таращусь на песчаный берег обмелевшей ещё осенью Москвы-реки, и мне хорошо.
Существует неортодоксальная точка зрения, что человек произошёл от обезьян, которым надоели джунгли и которые пришли на пляж гулять по мелководью и питаться ракушками. Это многое объясняет: и зачем понадобилось прямохождение (в воде достаточно двух конечностей, чтобы сохранять равновесие, а руками можно шарить по дну), и куда делась шерсть (в воде она мешает), и как мы приучились создавать орудия труда (ракушку существенно проще обработать, чем камень), и кучу других особенностей рода homo. Но мне, как совсем небиологу, больше всего нравится, что эта теория объясняет, почему мы так любим воду.

Как только у современного человека находятся время и деньги, он собирает манатки и едет к воде - в Крым, в Турцию, на Багамы, в сплав на байдарках, в круиз на теплоходе. Бродяга хиппи добирается автостопом до Байкала, мафиозные шишки состязаются размерами своих яхт, ботаник покидает пыльный кабинет в старом здании РАН и уходит работать в палаточный коворкинг на берегу водохранилища. Даже те, кто умеют подогнать по себе небо, отдают предпочтение водной стихии. И даже не важно почему, важен сам факт - около воды человеку хорошо.

Химический супчик, по старой привычке называемой рекой, несёт свои воды мимо мегаполиса, и мимо Коломенского парка, который древнее, чем мегаполис. Мне хочется покидать в воду камни, закопаться руками в песок, сплавать до того берега и обратно, спуститься вниз по этой реке на каком-нибудь судёнышке. Но я бегу дальше до конца набережной. В ШАДе накопилось слишком много хвостов, в Альфе скоро внедрять обновлённую стратегию, Феникс меняет бизнес-модель, диплом нависает всё неотвратимее, данные разным хорошим людям обещания ждут выполнения. В конце парка я всё-таки не выдерживаю и на пару минут окунаюсь в холодную реку. Оказывается, она не только мелкая, но и быстрая - течение успело снести меня довольно далеко. Выхожу на каменистый берег, и весенний ветер высушивает меня почти моментально. Бегу вдоль набережной обратно, заниматься делами человека современного, но несу с собой частичку того, что заложила в нас когда-то природа и чем продолжает щедро одаривать тех, кто готов принимать такие подарки.